Николай Поляков (anticomprador) wrote,
Николай Поляков
anticomprador

Categories:

Странность 37 года

Обще-как-бы-известно, что в 1937-1938 годах было расстреляно примерно 680 тысяч человек. При этом существуют расстрельные списки с подписями членов Политбюро, по которым в этот же период было расстреляно примерно 45 тысяч человек.
Эти 45 тысяч очевидно включены в земсковские 680 тысяч (иначе всего было бы 680+45=725). Т.е. 680-45=635 тысяч были расстреляны по какой-то другой процедуре, минуя утверждение пофамильных списков в Политбюро.

И вот такая двойственность в процедуре осуждения кажется мне нелогичной, даже абсурдной. Представьте аналогию:
Вы на складе жестко контролируете вынос материальеных ценностей через дверь - чтоб все было по накладным, каждую позицию проверяете, ставите галочки, визируете и т.д. И при этом вы видите, что через противоположную дверь тащат все бесконтрольно, причем в 15 раз больше товара.
Очевидно, что вся ваша работа бессмысленна. Все что кому-то нужно, утащат через противоположную дверь.

И вот нечто похожее имеем в 37 году.
С одной стороны члены Политбюро читают списки, тратят свое время. Создают комиссии по проверке, заслушивают результаты работы комиссии, снижают кому-то меры присечения и т.п.
С другой стороны они знают, что в 15 раз больше народу расстреливают мимо их контроля.
Как такое может быть? Это же самый настоящий абсурд!

Возможно такое объяснение, что существовал некий критерий. Условно говоря, если член партии - то в список на утверждение Политбюро. Если беспартийный - то можно и так. Или что-то похожее.
Так было бы логично. Но про такой критерий вроде бы ничего не слышно.

Другое же логичное объяснение следущее: Расстрелы по упрощенному порядку - только через Политбюро. Т.е всего 45 тысяч человек. А все остальное - не расстрелы, а срока. Скажем до 10 лет по первой категории, и до 5 лет по второй.
10 лет все же не расстрел, и несудебную ошибку можно потом исправить. В отличие от.
Такая картина была бы вполне логична и не противоречила бы здравому смыслу.

Возможно, в начале девяностых, когда как теперь определенно ясно фабриковались документы по Катыни (и не только), комиссия Яковлева нашла расстрельные списки на 45 тысяч человек и решила, что этого маловато. После солженицинских-то 60-ти миллионов! Надо бы больше, но как? Фабриковать дополнительные пофамильные списки на 635 тысяч - адова работа. Да и проколоться ничего не стоит. И поэтому решили взять посаженных по первой категории - и тоже расстрелять.
По-хорошему, надо бы было им просто уничтожить эти списки на 45 тысяч. И тогда все было бы чики-так. Но слишком уж там в списках фактура красочная - подписи, резолюции. Пожалели. И получилась такая бессмыслица, сапоги всмятку.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 28 comments